Политика

Богдан Безпалько: Задача Шушкевича — не защитить язык, а убедить белоруссов, что они отдельный от русских народ

Почему бывший глава соседней республики, подписавший Беловежские соглашения в 1991-м, ратует за особый статус белорусского языка
Станислав Шушкевич заявил, что единственным государственным языком страны, которой он руководил больше четверти века назад, должен стать белорусский. Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Станислав Шушкевич заявил, что единственным государственным языком страны, которой он руководил больше четверти века назад, должен стать белорусский. Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Возглавлявший в начале 90-х годов Верховный Совет Белоруссии Станислав Шушкевич в интервью YouTube каналу «И грянул Грэм» заявил, что единственным государственным языком страны, которой он руководил больше четверти века назад, должен стать белорусский. «Мы всегда хотели быть белорусами, - рассуждал Шушкевич, - но из нас выдавили наш язык, выдавливают нашу культуру».

Вот как прокомментировал заявление Шушкевича член совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько.

СТАЛИН И БЕЛОРУСЫ

- Что стоит за заявлением бывшего руководителя Белоруссии?

- Очень похоже на украинский путь. Шушкевич на самом деле требует не равных прав для белорусского языка с русским — они и так закреплены в Конституции республики. Он требует позитивной дискриминации. Требует выдавливания русского языка.

- Но он же сам всю жизнь на русском говорил?

- Как советский руководитель по своему бэкграунду (как и Лукашенко, впрочем) он «забывает», что и белорусский язык и белорусская национальная культура — они были созданы в советское время. Мало того, что белорусский язык искусственно создали. Так он еще искусственно внедрялся. Это шло в рамках процессов 1920-1930 годов по коренизации. Их проводило советское правительство. Товарищ Сталин.

- Проводило и в Белоруссии, и на Украине?

- Да, и Шушкевич требует того же, что сейчас происходит на Украине — позитивной дискриминации. Если бы язык этот естественным образом был так широко распространен, на белорусском говорило бы большинство населения. Но согласно недавним опросам Гэллопа, 92 процента белорусов считает своим родным языком русский.

- Внедрение «родного» языка как самого главного — явление идеологическое?

- Язык как для Белоруссии, так и для Украины — это понятие не столько этническое и естественное, сколько идеологическое. Для этих людей важно застолбить «отдельность» украинской и белорусской нации и государства. Которые в реальности еще не сложились. Но если нация отдельная — у нее должен быть отдельный язык. В голову граждан Белоруссии внедряется простая мысль: раз вы граждане Белоруссии — вы белорусы. А раз так - у вас, конечно, отдельный язык. И надо возвращаться к нему.

- И что, вернутся?

- В реальности это невозможно. Но для тех, у кого предки не немцы или поляки с литовцами, для них родным был и будет русский. Да, он подвергался влиянию, впитывал массу диалектизмом, полонизмов, изменил фонетику …

- Бывший глава Белоруссии вряд ли бы заявил это «просто так»...

- Для Шушкевича главным является идеологический маркер. Он все пытается "создать белорусов". Это его национальная мечта. Ну вот для поляков такой сложности нет. Даже находясь в составе Российской империи они сохранили свой язык. Если бы поляки, например, отделились от России не сто с лишним лет назад, а сейчас, то у них бы проблемы с языком не было — они все бы просто с облегчением перешли на польский. В Финляндии такой проблемы не было. А в Белоруссии она вдруг возникла. Это националистический миф. И он внедряется исключительно с целью оправдать отдельное существование Белоруссии. И оправдать существование якобы очень древнего, не похожего на русских «народа Беларуси».

- Это может привести если не к расколу, то к центробежным явлениям в Белоруссии — как произошло на Украине?

- Это может привести к чему то подобному. Наверное, все-таки не к гражданской войне, как на Украине. Там вопрос о русском языке, в том числе, привел к войне на Донбассе. В Белоруссии это может привести к чему? К тому, что например, жители восточных областей захотят вернуться в Россию. Я напомню — это товарищ Сталин в рамках своей национальной политики «передал» Белоруссии земли, которые примыкали, в частности, к Смоленской области. И, кстати, Виленский край он тоже белорусам прочил - ныне южную часть Литвы. Главное, что это может привести к тому, что часть белорусов этим людям удастся убедить. И они будут мыслить как и их соседи: раз я белорус — я должен жить отдельно. С отдельным языком и отдельной историей.

БЕГСТВО ОТ МЕТРОПОЛИИ

- Но нечто похожее происходило во многих бывших республиках СССР?

- На националистические рельсы вставали во многих экс- республиках, это правда. Но, если, например, языковая проблема была менее актуальна, скажем, для узбеков — они никогда не являлись частью русского этноса, то для белоруссов это - борьба со своей собственной русскостью.

- Сам Шушкевич признает, что переход на белорусский — это процесс долгий и сложный.

- Дело в самополагании. Существует масса испаноязычных государств. Это бывшие колонии Мадрида. И они не стесняются, что у них государственный язык испанский, а не язык индейцев, например. Ну, в Эквадоре 11 языков. А в Индии государственный — английский, хотя миллионы говорят на хинди, а страна подвергалась жесткой эксплуатации со стороны Британии. В Финляндии одним из госязыков является шведский, хотя шведов там живет всего несколько процентов. В большинстве государств, где не делали ставку на искусственную национализацию сознания — вот так дела обстоят. Повторюсь: задача Шушкевича — не защитить белорусский язык. Его задача убедить в том, что белорусы — отдельный от русских народ.

- Это — национализация сознания?

- В общем, да. Идет дерусификация не языковой сферы — а именно сознания. Людям внедряют в голову, что у них есть отдельная история. Почему там всячески идеализируют Калиновского, Домейко и прочих белорусских повстанцев против Российской империи, а глава МИДа их называет национальным достоянием? Это все — для национализации истории. У них то своих национальных героев нет! Приходится брать польских. Или из древнерусских князей мастерить князей белорусских.

- Это уже в учебниках?

- В академическом труде «История белорусской государственности» авторы доходят до маразма. Хотя и писали его академические ученые. Там белорусская государственность идет от времен... неандертальцев, примерно 40 тысяч лет назад. И это не шутка. Людей хотят убедить в том, что они абсолютно отдельны от русских. Что их гораздо большее связывает с поляками и литовцами, чем с русскими.

- Это заявление — декларация устремлений тех сил, что сейчас «качают» Белоруссию?

- Да. Но Шушкевич от Лукашенко отличается только интенсивностью процесса. При Лукашенко процессы «белоруссизации» шли успешно, хотя и медленно. Один из придворных политологов Лукашенко, Александр Шпаковский говорил, что к 2024-му году 70 процентов медиа-контента должны быть на «белорусской мове».

- Разве это реально?

- Нет. Для людей чтение на русском - естественная потребность. Но вот вице-премьер Игорь Петришенко ездил в Литву на перезахоронение Кастуся Калиновского (один из лидеров восстания 1863 года - ред.). И это - один из высших госслужащих. Белорусские силовики тоже туда ездили. А глава МИДа Макей назвал Калиновского и Игнацы Домейко ( участник польского восстания 1831 года — ред.) национальным достоянием Белоруссии. Кстати, вы спрашивали, что пишут и в школьных и в университетских учебниках.

- И что пишут?

- Это же ужас! Все, что относится к Речи Посполитой или к Великому княжеству Литовскому —это хорошо. А что к Российской империи — это плохо. Искусственный миф, который внедряется, чтобы создать русофобский вариант белорусской нации...

ЕСТЬ МНЕНИЕ

На политическую сцену белорусских протестов готовятся выйти националисты

Колумнист «КП» Сергей Мардан – о предложении экс-главы Верховного совета Белоруссии Шушкевича лишить в Белоруссии русский язык статуса государственного (подробности)