2018-10-21T09:20:11+03:00

Красный Октябрь: выстоять и отстоять

Судебный процесс тормозит производственный, а на улице вот-вот окажутся три тысячи рабочих…
Дарья СЕРГЕЕВА
Поделиться:
Комментарии: comments32
Процедура банкротства «Красного Октября» повлечет за собой остановку производства, коллапс для стратегических партнеров, а главное - на улице окажутся более трех тысяч рабочих. Фото предоставлено пресс-службой ВМК «Красный октябрь».Процедура банкротства «Красного Октября» повлечет за собой остановку производства, коллапс для стратегических партнеров, а главное - на улице окажутся более трех тысяч рабочих. Фото предоставлено пресс-службой ВМК «Красный октябрь».
Изменить размер текста:

Еще три-четыре года назад о волгоградском «Красном Октябре» говорили с гордостью, как и в далекие советские времена. Крупнейшие гособоронзаказы, прирост производственных показателей, стабильность и неплохие перспективы. Казалось бы, черная полоса для металлургического гиганта закончилась. Но, нет. Работа без долгов и простоев, и своевременная выплата зарплаты для работников, никому кроме руководства и самих работников не нужна. Более того, является предметом зависти и желания прибрать такое предприятие к рукам. Вот так просто. Забрать чужую собственность любой ценой. А как говорится, все средства хороши для достижения цели. По-другому, происходящие последние три года вокруг волгоградского «Красного Октября» события, назвать сложно.

Если говорить о делах только прошедших нескольких месяцев, то доходит до смешного. «Долги по налогам погасили?», - «Погасили!». «И справка есть?», - «Есть!». «Очень хорошо. Но банкротить вас все равно будем». И это голые факты.

Семь дел вовсе не предел

Под руководство Дмитрия Герасименко металлургический завод в Волгограде попал в 2011 году весьма в плачевном состоянии. Простои, долги, очень старое оборудование и социальная незащищенность рабочих. Тем не менее, предприятие удалось реанимировать, более того, существенно прирастить производственные мощности и подписать долгосрочные контракты. А еще сдвинуть с мертвой точки казалось бы безнадежный экологический проект – закупить оборудование для строительства газоочистки. В модернизацию и запуск «Красного Октября» были вложены очень существенные суммы с использованием кредитных средств. И когда все более-менее заработало, стали происходить странные события.

- Это классическая попытка рейдерского захвата предприятия. В отношении меня и нескольких людей из команды с 2016 года завели уже семь уголовных дел. Правда, большинство из них закрывались за отсутствием состава преступления. Это о чем-то говорит!, - делится Дмитрий Герасименко. - Меня лично обвинили в том, что я мошенническим путем присвоил деньги одного из банков в 2007 году, затем двумя годами позже присвоил недвижимость завода «Красный Октябрь», хотя я на предприятии с 2011 года. Потом появилось новое дело о том, что в 2013 году я пытался похитить и перевести на счета третьих лиц 1,8 млрд. рублей и 423 тыс. евро. В 2016 году оно было закрыто. Но в мае того же года из него были выделены еще три дела. В первом говорилось, что деньги похитил не я, но на мне обвинение в бездействии, так как не обратился в суд, чтобы эти суммы взыскать. Кроме того, в новом деле меня обвиняют в преднамеренном банкротстве старого «Красного Октября» в 2009 году.

Один из сотрудников Торгового дома «Красный Октябрь» провел в СИЗО год по обвинению в хищении средств. В итоге дело также было закрыто за отсутствием состава преступления.

Как подчеркнул в разговоре Герасименко, цель всех этих действий - запугать его как владельца предприятия и завладеть акциями завода.

- Ко мне неоднократно приезжали люди и предлагали переписать акции для прекращения уголовного преследования, - рассказывает бизнесмен.

Сейчас «букет» из уголовных дел объединили и передали для расследования в Главное Следственное Управление РФ по Волгоградской области. И в этом деле уже есть нестыковки. Например, преследование в отношении директора ТД «Красный Октябрь» Романа Модзгвришвили, проведшего несколько месяцев в СИЗО, по подозрению в краже 1,8 млрд. рублей, прекращено за отсутствием состава преступления. Как указано в материалах, у следствия появились документы подтверждающие отсутствие долга. То есть хищения не было, но при этом, владелец металлургического комбината Герасименко до сих пор обвиняется в том, что не предпринял попытку взыскания тех средств. Прекращено в связи с отсутствием состава преступления и уголовное преследование в отношении на год лишенного свободы Сергея Зацепина, обвиняемого в растрате денежных средств одного из банков и присвоении недвижимости «Красного Октября». Однако Герасименко до сих пор обвиняется и по этим событиям.

Себе в убыток

Параллельно с уголовными делами по старому «Красному Октябрю», почти три года вьется другая веревочка – обвинение металлургического предприятия в лице Дмитрия Герасименко в покупке на открытых электронных торгах пакетов акций Волгоградского металлургического объединения и Волгоградского механического завода (площадка на базе объединения «Баррикады») по заведомо заниженной стоимости.

Следствие ссылается на постановлении Верховного Арбитражного суда от 2015 года. Тогда в решении судебного органа говорилось об ограничении торгов по Волгоградскому металлургическому объединению из-за слишком высокого задатка.

- В Федеральном законодательстве указан допустимый задаток в размере от 10 до 20% стоимости имущества. Мы дали 20%, то есть, все в рамках закона, - поясняет Дмитрий Герасименко. – Тем не менее, Верховный суд решил, что кредиторы могут обратиться к покупателю – комбинату «Красный Октябрь» с целью доплатить справедливую стоимость, которая могла бы быть выплачена на момент тех торгов.

Арбитражный управляющий Волгоградского металлургического завода подал заявление в суд о взыскании рыночной стоимости площадки. Было проведено две оценочные экспертизы, одна оценила имущество предприятия-банкрота в 211 млн. рублей, вторая - в 237 млн. рублей. Эту последнюю сумму взыскали с «Красного Октября». Средства поступили на счет приобретаемого завода. Казалось бы, на этом можно поставить точку. Но нет. Уплаченная сумма почему-то стала считаться следствием несоответствующей действительности. Была назначена новая экспертиза в Волгоградской Торгово-Промышленной Палате. И здесь почему-то приобретенное «Красным» предприятие было оценено в 3,1 млрд. руб.

К делу не пришьешь

- Мы обратились в Московский Институт оценки собственности, где нам выдали заключение, что все-таки имущество, за которое мы заплатили 237 млн. руб, стоит 224 млн. руб., - говорит владелец «Красного Октября». - Затем, та же самая Волгоградская Торгово-Промышленная Палата , у которой мы заказали идентичный запросу следствия расчет стоимости, выдала заключение в 223 млн. руб. Фантастика. Практически в 14 раз оказалась больше оценка следствия, полученная у одного и того же специалиста.

Второе приобретение, которое планировалось использовать для расширения производственных мощностей «Красного Октября» и создания дополнительных рабочих мест – остановившийся Волгоградский механический завод, расположенный на территории предприятия «Баррикады».

К слову, эксперты ВТПП по заказу следственных органов оценили его в 6,3 млрд руб. Московские специалисты в заключении указали рыночную стоимость 1,547 млрд. руб. Повторная оценка актива промышленной палатой региона, но уже по запросу Герасименко и его защитников, выдала сумму, приближенную к «московской» - в 1,583 млрд.

Результаты отчета об оценке рыночной стоимости приобретаемых предприятий покупатель пытался представить следствию для приобщения к делу. Но эти документы упорно не хотят принимать. В постановлении от 25 сентября этого года в качестве основания звучит, что «отчеты и результаты получены с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса, так как специалисты-оценщики не предупреждались об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. …Кроме того, указанные отчеты были выполнены на основании договоров, заключенных подконтрольными Герасименко Д.П. организациями, а также на основании запроса защитника Герасименко».

Кстати, состоявшиеся торги в отношении Волгоградского механического завода Арбитражным судом региона были признаны полностью законными. Но предприятие-банкрот покупатели были вынуждены вернуть в конкурсную массу, так как опасались за жизнь арбитражного управляющего, на семью которого, по словам Дмитрия Герасименко, началось давление. К слову, перечисленные за механический завод средства - 441 млн. рублей, «Красный Октябрь» пока так и не получил.

- Сейчас предприятие, которое могло бы работать, выполнять оборонные заказы, давать рабочие места и налоговые поступления, стоит заброшенное. Завод никому не нужен. Это предприятие-труп и его уже никто не возьмется реанимировать, - сожалеет Герасименко. – А у нас будет очередное слушание по уголовному делу.

Должники без долга

Но в заброшенную территорию может превратиться и сам «Красный Октябрь». На завод нагрянула выездная налоговая проверка, которая насчитала 445 млн. рублей неоплаченных налогов.

- Эта сумма, объясняет владелец «Красного», - появилась за счет того, что в 2013 году был взят кредит в «Альфа-банке» на 56 млн. евро для пополнения оборотных средств предприятия. Собственно, за счет этих средств стартовал Волгоградский металлургический комбинат. В ноябре минувшего года в рамках уголовных дел были заблокированы счета предприятия, а ранее в 2016-м – акции и имущество завода. То есть, почти год мы пытались работать с замороженными счетами – платить зарплату, покупать сырье, оплачивать электроэнергию. Для их разблокировки, мы подали заявление о банкротстве «Красного», так как в этом случае, автоматически убираются ограничения. Моментально сумма налоговых требований к предприятию возросла до 600 млн. рублей.

В августе этого года налоговые требования к «Красному Октябрю» полностью погасило «третье лицо» - Златоустовский электро-металлургический завод. Тем не менее, в реестре кредиторов, помимо АО «ЗЭМЗ», по-прежнему числится ФНС, а банкротство идет своим чередом. Суть претензий – 8 млн. переплаты налога на землю, которые стали долгом. При том, что имеется документ от Росимущества, подтверждающий оплату этой «смешной» суммы.

На прошедшем собрании кредиторов, Златоустовское предприятие проголосовало за мировое соглашение в отношении «Красного Октября», представители ФНС - за банкротство, хотя долга перед налоговиками у волгоградских металлургов нет.

- Мы предполагали, что такая практически рейдерская ситуация может возникнуть. Поэтому завод работает по договору промпереработки, - говорит Герасименко. – Но сам факт такого отношения к градообразующему предприятию, на продукции которого завязана целая отрасль российской промышленности, удручает.

Процедура банкротства «Красного Октября» повлечет за собой остановку производства, коллапс для стратегических партнеров, а главное - на улице окажутся более трех тысяч рабочих, у которых есть семьи и дети. Не будет газоочистки и развития, а мощнейшее предприятие, работающее стабильно и без долгов, на новом оборудовании, после распила, превратиться в руины.

На «Красном Октябре» бьют тревогу. Уже направлены обращения в Администрацию Президента РФ и в правоохранительные органы. 8 ноября состоится очередной суд. Что-то будет. Работники ждут с замиранием сердца и не понимают, кому выгодны судебные процессы в отношении крупнейшего металлургического комбината, его учредителей и руководства?

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также