2016-12-23T09:00:32+03:00

Актриса кукольного театра Валентина Модина: «Ребенок должен верить, что кукла живет»

Артистка рассказала «Комсомолке» о жизни за кулисами и почему «детский» театр интересен взрослым.
Фото: Театр кукол.Фото: Театр кукол.
Изменить размер текста:

Пожалуй, один из самых загадочных театров – это театр кукол. Ширмы, тени, движения и работа актеров – все это создает ощущение тайны и волшебства. Но что скрывается за всем этим? О сложностях профессии, работе с куклами и о том, почему взрослые тянутся в этот театр, читателям газеты «Комсомольская правда-Ульяновск» рассказала актриса Валентина Модина. Валентина Геннадьевна служит в ульяновском театре кукол больше 35 лет, а 22 декабря отметила свой 55-летний юбилей.

О детских мечтах и другой стороне профессии

Актриса уверена: все в ее жизни закономерно и никаких случайностей не происходило. К профессии лицедея она шла целенаправленно.

- Я, как все девочки, мечтала стать кинозвездой. В моем детстве был активно развит кинематограф. Меня он так манил и интересовал! Потом пошли анимационные фильмы, я задумывалась: а кто и как их создает? Уже взрослея, я начинала осознавать, что есть такая профессия – артист, и на нее надо учиться. Я поняла, что помимо желания выступать «в экране» нужно иметь определенные данные, - рассказывает Валентина Геннадьевна.

Раскрывать тонкости профессии и потихонечку вводить в мир кинозвезд маленькую Валю начала еще в школе учительница по русскому языку и литературе Александра Владимировна Карасева.

- Она объясняла, что все, что на экране, - это художественный вымысел, это как будто книгу читаешь. В жизни же – это огромный труд, усилия, бессонные ночи. Не всегда бывает, что тебя сняли и вот сразу же показывают. Есть другая сторона – невостребованность или, того хуже, профнепригодность. И педагог давала понимание в праве выбора, что нужно быть готовой еще к чему-то, - говорит актриса.

О первой роли и любимых куклах

Свою первую роль Валентина Геннадьевна, конечно же, помнит. Это был спектакль по пьесе Нины Гернет о Царевне-лягушке. Актриса там сыграла генеральскую дочь.

- Тростевая кукла, ширмовой спектакль – здесь во всей красе предстал театр кукол. Нужно было и куколку оживить, и характер придать этой генеральской недоучке, и манерность сыграть, и покуражиться… На тот период я изображала саму себя. Я верила, что я звезда. Но это нормально – каждому актеру нужно пережить этот период, перебеситься, переболеть тем, что «я актриса», - улыбается Валентина Геннадьевна. – Свою героиню, честно говоря, я поняла только тогда, когда отыграла целый сезон в спектакле. Поняла ту глубину и суть, осознала, что действительно должно было быть на сцене. Тогда же я поняла и весь вкус профессии артиста театра кукол. Вот где еще наиграешься поросят, жуков, гусениц, принцесс, ведьм? Только здесь!

Актриса признается: каждая роль, которая ей доставалась, тут же становилась любимой. Кукла – это как ребенок, с ней трудно, ее нужно выносить за время репетиций, воспитать, нужно считаться с характером, включать фантазию. Бывает, что-то не получается, но тут у артистов театра кукол есть отличное средство - зеркало. В нем-то кукла и показывает все свои возможности, все, что она умеет.

- Художник дает мне куклу со своим миром, а я вдыхаю в него свой. В результате получается живое творение, - говорит Валентина Геннадьевна.

О маленьких зрителях и репетициях «до сумасшествия»

Спустя 35 с лишним лет за плечами в качестве актрисы Валентина Геннадьевна понимает, какая это сложная работа – быть артистом театра кукол.

- Современный артист театра кукол занимается и пластическими движениями, и танцами, и эксцентричными жанрами искусства – например, учится жонглировать. Мы - артисты, и если это нужно режиссеру, то до полуночи, до сумасшествия репетируем, добиваемся результатов. Многие мои знакомые и подруги считают: ну это же так просто взять куклу, слова сказать. А ведь куклу надо держать, она требует определенной пластики, физики движения. Ребенок должен верить, что кукла живет. Если мы просто придем, помашем куклой, скажем слова, то это не будет тем чудом, в которое верят дети, - уверена актриса.

Работа с малышами не только интересная, но и крайне ответственная. Нужно быть приветливой, обаятельной. А еще у деток очень хорошая память - если играешь в живом, открытом плане, то есть не за ширмой, ребенок тебя запоминает.

- Вас могут встретить в транспорте, в парке, на улицах, прокричать – ой, а вот эта тетя поросенком в спектакле была! И эти моменты вызывают такую приятную улыбку, - делится Валентина Геннадьевна.

О русском наследии и спектаклях для взрослых

Актриса очень любит играть в «классических» постановках за ширмами, и ее порой удивляет, что таких спектаклей становится все меньше.

- Я иногда размышляю: неужели нашим режиссерам не жаль расставаться с нашим кукольным наследием? Ведь театр пришел к нам с площади, от Скомороха. Наш Петрушка – он был на ширме, и это русское национальное наследие! Да и так здорово, когда артисты за ширмой, и зритель может только догадываться, что там актеры делают, остается тайна, - считает Валентина Геннадьевна.

За последние десятилетия театр кукол стал считаться детским театром. Кто-то когда-то решил, что малышам это интереснее, мол, через куклу они воспитываются, постигают нравственные уроки, адаптируются к окружающей среде.

- Но знаете, я все равно считаю, что в истории каждого театра кукол должен быть спектакль для взрослых. Даже играя детские постановки, ты все равно подсознательно думаешь: они должны понравиться и взрослому, ведь тогда он еще раз придет в театр, приведет сюда детей. Взрослому это не менее любопытно и интересно. То, что мы боимся сказать друг другу, глядя в глаза, может сказать кукла. Она возвысит качества душевные, обличит пороки. В кукле все воспринимается лучше, она имеет больший эффект на сознание человека, в том числе и взрослого, - рассказывает Валентина Геннадьевна. - Я не понимаю, почему театр кукол отмело время, и он стал «младшим» театром, для тех, кому от трех до пяти лет… Кукла может перевернуть внутренний мир, когда мы узнаем в ней себя, в ее поступках – свои. Разве это плохо?

О «другой» жизни и главной роли

Как и у любой актрисы, помимо театра у Валентины Геннадьевны есть «другая» жизнь. В свободные дни она часто уезжает на родину, в Казань. Посещает там вместе с сестрой фермы со страусами и верблюдами, места, связанные с духовным историческим наследием, прогуливается по Кремлю или ездит в Свияжск

- В последние годы я все время думаю о своей родине, я очень люблю Татарстан. Там был мой отчий дом, жили мои родители. В последнее время меня все время тянет туда, - признается актриса.

Есть и еще одно хобби – это рисование. Оно артистке помогает выйти из творческого кризиса, успокаивает и увлекает. Еще Валентина Геннадьевна не часто проводит время в интернете. Это виртуальность, а для нее куда важнее живое общение. Кстати, актриса готовится к новой большой роли – бабушки.

- Конечно, не хочется говорить о печальном, но я настраиваю себя на то, что я уже наигралась… Я очень благодарна своему театру и не хочу менять ничего в своей творческой жизни. Если бы предложили еще раз пройти этот путь – не раздумывая, согласилась бы. Не буду лукавить, я мечтаю сыграть «свою» женскую роль. Знаете, не вот этих вот свистулек, а свою большую героиню, с моим нутром, характером. Это мечта каждого артиста с огромным опытом. Охота чего-то серьезного, настоящего, проникновенного. Чтобы зритель увидел меня не только в ролях Машеньки, лисички, красавицы или морской колдуньи. Хочется, чтобы я поставила жирную точку, сказала себе: «Вот это да, вот этого ты, Валя, достигла!». Возможно, это было бы итогом в творчестве, к этому я шла 30 с лишним лет... Не знаю, дождусь ли я эту роль – в театре много хороших артисток. Ну а пока примерю роль бабушки. Мало представляю себя в ней, придется перевоплощаться. Может, это и будет та самая желанная роль!

Подписывайтесь на «Комсомолку» в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники»,Facebook,Twitter и Instagram.

Еще больше материалов по теме: «Ульяновск-online: досуг»

 
Читайте также