Премия Рунета-2020
Ульяновск
+12°
Boom metrics
Общество7 ноября 2017 5:10

Ульяновск аварийный, или Путешествие по нетуристическим местам культурной столицы

«Комсомолка» выяснила, каково это – жить в разваливающемся доме и годами бороться за право на лучшую жизнь
Аварийные дома и облик города портят, и для своих жильцов представляют опасность

Аварийные дома и облик города портят, и для своих жильцов представляют опасность

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

Известие о расселении бараков на Локомотивной и Диспетчерской стало одним из топовых событий минувшей недели – слишком уж долго мозолили глаза эти деревянные развалюхи, которые и жильем-то назвать язык не поворачивался. Да и за людей опять же радостно – барачная жизнь не сахар, а тут такое событие!

Впрочем, сегодня речь немного о другом. В масштабах региона, где только официально признан аварийным 151 дом и порядка трехсот считаются ветхими, расселение семи бараков – капля в море – тысячи наших земляков по-прежнему вынуждены существовать в нечеловеческих условиях и бороться за лучшую долю, обивая пороги всевозможных инстанций. Меж тем проблема решается ни шатко ни валко: при том что только на расселение аварийного фонда (а это, напомним, 151 дом) требуется порядка двух миллиардов рублей, в региональном бюджете на эти цели заложили чуть больше 100 миллионов, еще 140 собирается потратить областной центр. Необязательно быть математиком, чтобы понять – такими темпами процесс затянется на десятилетия. Десятилетия в трущобах с гниющими стенами, текущими потолками, чуть живой электропроводкой, нередко без элементарных удобств и уверенности в том, что твой дом в ближайшую ночь не погребет тебя под своими руинами. Власти кивают на бизнес – мол, придет инвестор, на месте развалюх возведет новостройки, и будут вчерашние бараковцы там жить долго и счастливо.

Увы, но далеко не до всех хибар и трущоб у чиновников доходят руки, и далеко не все они интересны застройщикам. В итоге жильцы со своими проблемами остаются один на один. Убедиться в этом несложно – достаточно отправиться туда, где о прелестях такой жизни знают не понаслышке.

Или балкой прибьет, или в котлован рухнем

Заглянем, к примеру, на Красноармейскую, 14 – в конце прошлого года межведомственная комиссия признала дом аварийным и подлежащим сносу. Впрочем, никаких иллюзий по поводу скорого новоселья жильцы не питают и небеспочвенно опасаются, что их дом развалится раньше, нежели администрация города решит их квартирный вопрос. А ведь строение не просто ветшает – года четыре назад в нем случился пожар, потом полздания сровняли с землей. Оба события не прошли для дома бесследно и еще глубже погрузили его обитателей в пучину коммунальных проблем.

Дому на Красноармейской скоро стукнет 150

Дому на Красноармейской скоро стукнет 150

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

– Пожар произошел как раз над нашей квартирой, – рассказывает Любовь Рябчикова, проживающая в «апартаментах» на цокольном этаже. – Пока огонь тушили, нас заливало так, что вспоминать страшно. Промокло все: стены, потолок, вещи. В итоге нам выплатили 10 тысяч рублей компенсации, которых хватило на ремонт в спальне. Пытались отремонтировать потолок – бесполезно: ни штукатурка, ни побелка на нем не держатся – слишком сыро.

Сырые обвалившиеся потолки - в аварийном доме обычная вещь

Сырые обвалившиеся потолки - в аварийном доме обычная вещь

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

И действительно, потолок в квартире – то еще зрелище – коричневые пятна, трещины, вспучившаяся побелка. Стены – не лучше, в зале вообще один угол насквозь промок. Как оказалось, до недавнего времени вплотную к дому стояли сараи, поэтому в квартире было более или менее сухо; когда постройки снесли, старая стена обнажилась и промокла. Теперь женщине приходится вести неравную борьбу с поселившейся в квартире плесенью, которая добралась даже до обуви в прихожей и одежды в шкафу. Чтобы сохранить имущество, хозяйка вынуждена ежемесячно проводить ревизию шифоньера – что-то стирать, что-то проветривать.

Угол в зале промок насквозь

Угол в зале промок насквозь

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

Впрочем, главная проблема дома – это не плесень, не облупленные потолки и даже не ржавые трубы (их тут тоже достаточно); куда страшнее то, что здание трещит по швам, причем виноват в этом не столько почтенный возраст дома (а ему уже под 150), сколько разворачивающееся чуть ли не впритык к нему строительство. Эпопея с возведением девятиэтажки началась со сноса части аварийного дома – ранее она принадлежала некоей организации и вместе с прилегающей к ней территорией была продана под строительство. Момент, когда часть их дома ровняли с землей, жильцы вспоминают с содроганием.

–У нас сыпалось все! В подъезде вылетело окно, рухнул кусок крыши. Вывалившиеся кирпичи упали на панели над лестницей. В результате некоторые из них провисли, и с тех пор ходить по лестнице страшно, – рассказывает жительница проблемного дома Марина Василенко, показывая, наверное, главную здешнюю достопримечательность – лестничный марш, левая сторона которого заметно возвышается над правой.

После того, как половину дома снесли, в оставшейся половине покосилась лестница

После того, как половину дома снесли, в оставшейся половине покосилась лестница

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

В квартирах ситуация не лучше – лопнувшие стекла, провалившиеся доски, просевшие дверные проемы. Но все это только цветочки, уверены жильцы, ведь как только строители начнут забивать сваи, дом рухнет. И то, что котлован под новостройку вырыли в восьми метрах от их ветхого здания, никаких сомнений по этому поводу не оставляет.

– Живу на третьем этаже, балка на кухне того и гляди рухнет. Если начнут забивать сваи, то или этой балкой прибьет, или мы в котлован скатимся. Жить очень страшно, боимся. Мы обращались с нашей проблемой к главе администрации Ленинского района Шерстневу, пытались попасть на прием к Гаеву, но так и не попали. Шерстнев объяснил, что первоначально строительство затевала компания «Силен», которая вроде бы была готова нас переселить, но затем участок перепродали другой компании, и наш вопрос повис. Теперь, когда межведомственная комиссия признала наш дом аварийным, мы ждем ответа от администрации. Пока тишина. В очередь на расселение нас так и не поставили, – сетует старшая по дому Ольга Кублова.

Сбросили со счетов

Если у жильцов предыдущего дома есть хоть какая-то надежда на переселение, то у семей, обосновавшихся в двухэтажном здании на Рылеева, 37, ее нет вовсе. Несмотря на заключение контролирующих органов, межведомственная комиссия признавать дом аварийным отказывается – вместо этого она гоняет собственников за документами, которые с легкостью может получить сама – для этого и придумали интернет. Прокуратура не первый год указывает на это нарушение, требует признать действия комиссии незаконными и обязать администрацию города предоставить гражданам комфортное жилье. Тщетно – сколько бы ни вставало надзорное ведомство на сторону жильцов, сколько бы решений в их пользу ни выносил суд, сдвинуть дело с мертвой точки по-прежнему не удается.

Разваливающийся дом на Рылеева, 37 никак не хотят признавать аварийным

Разваливающийся дом на Рылеева, 37 никак не хотят признавать аварийным

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

То, что получая служебную квартиру в доме дореволюционной постройки, Галина Леденева задержится здесь на тридцать лет, она, опытный работник ЖКХ, и представить себе не могла. На дворе были благополучные восьмидесятые, дом значился в списке ветхого жилья и готовился официально стать аварийным. Но, увы, грянули девяностые, и все надежды на улучшение жилищных условий канули в лету. Доказывать катастрофичное состояние своей квартирушки с потрескавшимися стенами и на ладан дышащими коммуникациями пришлось уже по новым законам – к тому времени все документы на жилье в домоуправлении потерялись, и чтобы восстановить бумаги, пришлось изрядно побегать по кабинетам. То, что жить в доме не просто неудобно, но еще и опасно, стало ясно в 2011 году. Беда пришла, откуда не ждали – с соседнего здания, которое на этаж выше и практически примыкает к проблемному дому, рухнул гигантский сугроб. Под тяжестью снега крыша обвалилась, и слава богу хоть потолок уцелел. Устанять последствия ЧП жильцам пришлось самостоятельно – соседи поставили подпорки, которые держатся до сих пор.

За состояние крыши жильцы серьезно опасаются

За состояние крыши жильцы серьезно опасаются

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

– После этого случая мы стали бить тревогу. Куда только ни обращались: в городской отдел по учету, распределению и приватизации жилой площади, к адвокату, к независимому эксперту, в администрацию, БТИ, Министерство строительства, и все без толку. В конце концов написали заявление в прокуратуру, после чего в доме побывали представители Госнадзора. Они признали, что дом и правда аварийный и реконструировать здесь нечего. Мы получили соответствующий официальный ответ, и все – тишина. Далее был Ленинский суд, потом областной, на администрацию даже наложили штраф за неисполнение решения суда, а мы как жили в падающем доме, так и живем, – с отчаянием в голосе повествует хозяйка.

Если эта балка рухнет, последствия могут быть трагическими

Если эта балка рухнет, последствия могут быть трагическими

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

В этом году суды прошли по второму кругу – эффект тот же. Где еще искать правду, Галина Степановна не знает. Тем временем старый дом новей и крепче не становится – выходящая на улицу стена разве что ходуном не ходит, на чердаке обрушилась здоровая балка, потолок и стены в трещинах, полы проваливаются, из-за прогнивших труб вода из крана льется тоненькой струйкой.

– Мне обидно, мы же не бомжи, мы всю жизнь работали, и то, что нас так скинули со счетов, очень больно. А у меня ведь еще и муж инвалид – в коляске, случись беда – он и выбраться-то не сможет, – вздыхает женщина.

Найдите инвестора, и мы вас снесем

Если жизнь в коммуналке – то еще удовольствие, то жизнь в коммуналке на Стасова, 5 – это вообще за гранью добра и зла. Двухэтажная сталинка и снаружи-то выглядит устрашающе: обшарпанные стены, сгнившие оконные рамы, гигантская трещина над полуразрушенным балконом, и с какой стороны ни подойди – всюду непролазная грязь и лужи. Заходить внутрь не было никакого желания, однако что делать – профессия обязывает...

В дом №5 по улице Стасова и заходить-то страшно

В дом №5 по улице Стасова и заходить-то страшно

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

Убранство подъезда не разочаровало и лишь усилило ощущение приближающегося апокалипсиса. Особенно врезались в память лестница без перил и огромный лоскут, свешивающийся откуда-то из-под крыши. В то, что здание обитаемо, не верилось до последнего, однако стоило постучаться, и дверь распахнулась.

На этой лестнице без перил несчастные случаи происходят с пугающей регулярностью

На этой лестнице без перил несчастные случаи происходят с пугающей регулярностью

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

Мою собеседницу зовут Алсу. На Стасова, 5 она живет с 2003 года – комнату в общежитии ей дали как сироте, обещали, что это временно, дом скоро снесут, а жителей расселят. Но, как известно, ничто так не постоянно, как временное. Скорого переезда давно уже не обещают, а ведь у Алсу теперь семья, две дочери: старшая – инвалид, младшая – совсем кроха. При этом комната, где ютится семейство, находится на втором этаже, и любая вылазка на прогулку становится настоящей проблемой.

После июльского ливня с потолка в подъезде свисает вот такой лоскут

После июльского ливня с потолка в подъезде свисает вот такой лоскут

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

На этот балкон жильцы не выходят - опасно.

На этот балкон жильцы не выходят - опасно.

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

– У меня девочка на костылях, боится по лестнице спускаться. Тут уж не знаешь, кого крепче держать – то ли ее, то ли младшую дочку. Спасибо соседям – если что надо, помогут, подстрахуют. А на счет перил я уже замучилась писать – в управляющей компании (ГУК Засвияжского района) ответ один: собирайте собрание, решайте вопрос, платите 13 тысяч, и будут вам перила. Позвольте! Мы за содержание и ремонт жилья платим исправно, куда эти деньги уходят? В нашем доме никогда ничего не ремонтировалось: краны проржавели, крыша дырявая, двери все сгнили, потолок в ванной два раза падал, батареи чуть теплые. Я живу здесь 14 лет, и за все это время в доме не делалось ничего! Разве что в 2011 году на место перил прибили какие-то реечки, только толку от них не было никакого, а вскоре они и вовсе поотлетали.

К слову, несчастные случаи на лестнице не редкость – этим летом здесь сломала руку пожилая женщина. В тот злополучный день Лидия Ивановна Мохова поднялась к Алсу, чтобы посидеть с ребенком, а возвращаясь, не удержалась на хлипкой конструкции. После этого здесь же получила серьезную травму еще одна женщина – лечение было длительным и обошлось в 60 тысяч. Кто за это ответил? Никто.

Впрочем, зловещая лестница – лишь одна из бесчисленных бед ветхой сталинки, где в проблему превращаются практически любые обыденные действия. В ванных комнатах, например, очень холодно, и чтобы искупать ребенка, приходится в течение часа лить горячую воду – суммы за кипяток, конечно, набегают астрономические, зато в помещении тепло, и малыш не простудится.

Чтобы прогреть ванную комнату, приходится целый час лить горячую воду

Чтобы прогреть ванную комнату, приходится целый час лить горячую воду

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

Однако рано или поздно всему приходит конец, вот и терпение жителей уже на исходе. С 2011 года они судятся с городскими властями за свое право на достойную жизнь, и хотя суд уже семь раз вставал на их сторону, слаще им от этого не становится – межведомственная комиссия с упрямством, достойным лучшего применения, плачевного состояния дома не замечает и признавать его подлежащим сносу отказывается.

– Нам объясняют: у города нет денег, ищите инвестора, и тогда мы хоть завтра вас снесем. А что значит «ищите инвестора»? Мне что, с детьми к администрации с плакатом выйти или по улицам ходить, вдруг инвестор какой подвернется? – недоумевает Алсу.

Увы, но за годы, а то и десятилетия такой жизни обитатели сталинки привыкли к наплевательскому к себе отношению ничуть не меньше, чем к бесконечным коммунальным неурядицам. Даже то, что их умудрились оштрафовать за неопломбированные счетчики, их не очень удивило. Вообще-то, пломб не оказалось в ЖКО, но кому это интересно...

От коммуникаций мало что осталось

От коммуникаций мало что осталось

Фото: Светлана ЧЕРНЫШОВА

Кстати

Какие дома пойдут под снос в 2018 году, пока неизвестно – на момент нашего обращения в администрацию города заветный список утвержден еще не был.

В тему

В настоящее время реализация программа реновации жилья официально считается одним из основных направлений жилищного строительства. Это связано с тем, что свободные площадки для возведения новых микрорайонов закончились, и строительным компаниям не остается ничего другого, кроме как сносить под свои новостройки целые кварталы отживших свое холуп.

– Сегодня необходимо определить площадки, которые возможны под комплексное освоение, провести ревизию территорий, актуализацию квартальной застройки и синхронизировать их с транспортной схемой и генпланом. Непривлекательные для строительства территории следует благоустраивать под общественные пространства – парки, скверы, места отдыха, – определила первостепенные задачи профильных специалистов председатель комитета ЗСО по строительству, промышленности, транспорту и дорожному хозяйству Алсу Садретдинова.