Премия Рунета-2020
Ульяновск
-6°
Boom metrics
Звезды27 мая 2022 4:45

Звезда фильмов «Брат» и «Брат-2» Виктор Сухоруков: «Данила Багров похож на героя нашего времени»

Известный актер высказался о закрытии кинотеатров и предположил, что теперь будет делать Россия без американских фильмов
Виктор Сухоруков

Виктор Сухоруков

Фото: Алена СТРИЖОВА

Сегодня в Ульяновск прибыл еще один из звездных гостей XIII Международного кинофестиваля «От всей души» имени Валентины Леонтьевой. Это Народный артист России, известный по культовым фильма «Брат» и «Брат 2», Виктор Сухоруков.

Днем он посетил гимназию, где учился маленький Вова Ульянов, а потом встретился с губернатором Ульяновской области Алексеем Русских. Вместе они возложили цветы к памятнику Николая Карамзина. После чего артист пообщался с начинающими актерами из Молодежного театра и журналистами. Он рассказал о своем отношении к Владимиру Ленину и очень эмоционально высказал об ушедшем зарубежном кинематографе.

— Какой совет вы можете дать начинающему молодому артисту?

— Верь. Вот и все. У меня будет творческий вечер, и он посвящен таким вещам, как чудо, как мечта, как терпение, жертвенность, непредательство. Я это к тому, что бы вам не говорили — хорошее или плохое, одни будут благословлять, другие говорить «куда ты лезешь». Всегда иди своим путем. Иди и верь. До конца! Но знай, желание оно и есть желание, а мечта имеет свойство не осуществиться. Не падайте духом, поручик Галицын!

— Есть ли у вас какие-то ритуалы или приметы перед выходом на сцену или в кадр?

— Сегодня уже нет. Сегодня все вытесняет сосредоточенность. Даже, если я в сотый раз играю спектакль или готовлюсь к чему-то. Я поймал себя на том, что я всего себя посвящаю сосредоточенности. Что под этим подразумевается: надо успокоиться, вспомнить текст, свое направление. Я должен выйти к вам легкий, свободный, профессиональный, гениальный. А гениальность требует сосредоточенности.

— Были ли какие-то сильные отличия в съемках за границей и в России?

— Я мало снимался за границей. Можно сказать почти никогда. И я ничего не понял. У нас интереснее. У них может своя какая-то методика. Я не знаю. По крайне мере, я вам сейчас одну вещь скажу впервые. У нас появилось сообщество, как кастинг-директора, а это обыкновенные ассистенты по актерам. Так вот, я понимаю, как работали ассистенты по актерам, которые подбирали нас, приглашали к режиссерам, пробовали, знакомили. Теперь появились кастинг-директора, которые ни черта этому нигде не учились. Может быть, это оттуда.

Виктор Сухоруков

Виктор Сухоруков

Фото: Алена СТРИЖОВА

— В каких странах вы снимались?

— В Эстонии, в Америке, Германии. Было дело.

— Во многих ваших фильмах, вас зовут также как и в жизни — Виктор Иванович. Почему?

— Любопытно! Это везде была моя инициатива. Началось это с первого большого фильма «Бакенбарды» Юрия Мамина, где у меня был персонаж по кличке Старик. Такая кличка была у Владимира Ильича Ленина. И сценарист Лейкин назвал моего персонажа такой же кличкой. Я тогда спросил режиссера, мол, как его зовут. На что тот ответил, что не задумывался об этом. Я предложил свое имя. Мне так понравился, что я и дальше так играл. Во многих картинах даже меняли имена во время съемок. А Балабанов, когда готовил фильм «Про уродов и людей», вообще обозвал меня Виктор Иваныч.

— Вы играли Ленина несколько раз. Это разные Ленины. Что в его образе вы определили самое главное для себя самого?

— Страсть и целеустремленность. Я попал в тот период, когда Ленин был не очень классический и серьезный. И совсем не документальный. Поэтому мне и похвалиться особо нечем, но он у меня был гротескный. Но самый главное — это страсть, как на коньках по песку.

— А вам нравится Ленин?

— Это исторический персонаж моей страны и моей жизни. Как я могу относится к нему плохо?

— Как вы относитесь к тому, что в кинотеатрах стали показывать меньше зарубежных фильмов? Даже кинотеатры стали закрываться.

— Я этого не заметил. А почему кинотеатры стали закрываться?

— Зрители не ходят.

— Ну, так зовите! Заманите зрителей.

Виктор Сухоруков

Виктор Сухоруков

Фото: Алена СТРИЖОВА

— Может ли эта ситуация положительно повлиять на ситуацию в отечественном кинематографе? Сделать его более популярным?

— Вы истории кинематографа не знаете. В советском союзе американского кино было совсем мало, его почти не было. Было франкоитальянское, индийское, немецкое, прибалтийское, литовское, эстонское, чешское. Вот они сегодня все злые. А ведь их фильмы у нас крутили во всех кинотеатрах. Это были киношедевры! Они все имели кинокомпании. Они имели звезд. Их в Советском Союзе любили и смотрели.

Сегодня этого ничего нет, а они были вместо американского. Это вам так кажется, что ушло американское кино и что теперь мы будем делать! Жить будем и сочинять. Творить будем! У нас есть много того, чего нет у них. И не думайте, что американское кино — это главный смысл кинематографа. И то, что они ушли это их выбор. И будь они прокляты!

— Какой из персонажей больше похож на героя нашего времени — Данила Багров или его брат Виктор?

— Данила. Его еще не хватает. Его должно быть больше

— Среди нашего кино много очень несерьезных и второсортных фильмов. Как можно найти культовый фильм, только прочитав сценарий?

— Не найти. Это не угадаешь. Возьмем живопись, например. Мы знаем, что он талантливый художник. Талантливый, сильный, мощный и перед ним краски, холсты, бумаги, кисти. И только есть замысел, что из этого получится. Даже Леонардо да Винчи, даже Суриков, даже Айвазовский... Они уже вроде бы все знают, все умеют, там техника и то они рвут и кидают, рвут и кидают! Размазывают, рвут холсты и потом что-то появляется, а они все равно стоят и неудовлетворенные.

Я вам и про моего Балабанова скажу: вот он начал с первой картины «Счастливые дни» и, казалось, бы попал на Каннский фестиваль, но только пройдет несколько лет и он скажет, что это самая нелюбимая моя картина. Не угадаешь. Работайте над собой, а не над фильмом. К сожалению, собираются иногда команды непрофессиональные или несведущие в своем ремесле. Знать надо свое ремесло и поэтому я не сторонник того, что в театры или кино идут люди, у которых нет профессионального образования. Оно должно быть. Любое наше дело есть наука.

Есть статьи, параграфы, правила, положения, которые надо знать. Например, когда я стою на сцене и передо мной актриса или актер, я уже знаю, что моя тень не должна падать на партнера. Меня этому учили в театральной школе. Сейчас этого никто не знает. Так что учитесь.