Премия Рунета-2020
Ульяновск
-9°
Boom metrics
Общество4 октября 2022 16:30

В День защиты животных: «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК» - странный предмет, вроде открылся, но его как бы нет

Татьяна Вельсвейс, известная ульяновская зоозащитница, рассказала «КП-Ульяновск» о проблемах, с которыми пытаются бороться волонтеры при открытии интерната для бездомных животных
Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

Сегодня, 4 октября, во всем мире отмечают один из самых добрых праздников – День защиты животных. Четвероногие друзья несут людям радость и воспитывают сострадание, они беззащитны и уязвимы, они не могут говорить, зато у них есть душа. Животных часто обижают, в большей степени потому, что они не могут защитить себя сами. К счастью, практически в каждом городе есть люди, кому небезразлична судьба братьев наших меньших, особенно тех, у кого нет собственного дома и своего друга-человека. Ульяновск – не исключение.

Наверное, самая яркая и эффектная радиоведущая, и по совместительству волонтер-зоозащитник, Татьяна Вельсвейс посвящает защите животных большую часть своей жизни. Она вместе с единомышленниками в мае этого года задумала масштабировать волонтерскую деятельность, и открыть интернат для бездомных животных. Причины для срочного поиска «территории добра» далеки от приятных, но цель его – благая.

Над проектом работали порядка 10 человек на благотворительной основе, на которой впрочем, и строится вся деятельность зоозащитников. Документы оформлены, бюрократические процедуры пройдены – родилось, наконец, долгожданное детище Татьяны с необычным названием «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК».

С какими сложностями девушке пришлось столкнуться при создании интерната для бездомных животных, и какие «палки в колесах» по сей день мешают открытию территории, Вельсвейс рассказала «КП-Ульяновск» в символичный праздник.

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

ВОЛОНТЕРОМ МОЖЕТ СТАТЬ КАЖДЫЙ

«Моя профессия - радиоведущий, диктор, журналист, но также я волонтер и зоозащитник. С детства по мере возможности занимаюсь помощью слабым и обездоленным, зачастую это помощь животным. К чему я о своей профессии? Многие думают, что волонтер – это также профессия, возможно, им кажется, что нам за это платят деньги. Но на самом деле деньги мы только тратим, а также теряем нервы, силы, время», - начала свой рассказ «КП-Ульяновск» Татьяна.

По словам Вельсвейс, люди, которые не сталкиваются с этими проблемами лицом к лицу, могут найти телефон какой-то зоозащитной организации или волонтера, позвонить ему в любое время дня и ночи, и рассказать о животном, которому нужна помощь.

«Но у нас в стране нет скорой кошачьей и собачей помощи, волонтёром может стать каждый по собственному желанию. Волонтеры - это такие же люди, со своей семьей, детьми, кучей работы и обязанностей, но они не могут пройти мимо того, кому плохо. Они готовы протянуть ему руку помощи, пожертвовать своим временем, деньгами, нервами, чтобы спасти это маленькое существо».

Татьяна никогда не делила ни людей по их национальности, месту проживания и социальному статусу. Точно также не делит жизнь на кошачью, собачью, человеческую.

«Если помощь нужна, я стараюсь по мере возможности ее оказать. Я никогда не мечтала создать приют, моя цель – убрать бездомных животных с улиц России. В идеале, со всего мира. И сделать это гуманным путем, а не так как у нас делают власти на протяжении десятков лет. Животных убивали, убивают, и думаю, что они планируют продолжать заниматься этим делом», - предполагает Вельсвейс.

По словам зоозащитницы, программа ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-возврат), которая создана в различных регионах России, работает только тогда, когда ее выполняют.

«Когда деньги, которые выделяют, тратятся по прямому назначению, а не уходят в карманы чиновников. Когда для бездомных животных создаются приюты (немуниципальные, потому что все, что связано с муниципалитетом, будет разворовано в кратчайшие сроки). Помощью животным должны заниматься люди, которым они небезразличны. Если я люблю животных, я им помогаю, за этим делом должны стоять зоозащитники. Только так будет толк».

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

Но государство, по словам Вельсвейс, не хочет выделять никакие деньги. Соответственно, все стоит на месте.

«Собак на улицах огромное количество, кошек еще больше, а государству на это все равно. Если в некоторых странах права животных приравнены к правам человека, то в России, как мы видим, все наоборот – права человека приравнены к правам животных, а их, соответственно, нет».

КАК РОДИЛСЯ «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК»

Как рассказывала ранее в интервью «Комсомолке» Таня, в Ульяновске, ее родном городе, она получила первые психологические травмы, связанные с гибелью животных, которых спасала с детства.

«Помощью животным я занимаюсь лет с 5-6, и родители мои тоже. Мы спасали кошек, собак, пристраивали их. А потом их убивали, либо сумасшедший отлов по указу чиновников, либо это просто сумасшедшие люди. До сих в пор в лучшую сторону ничего не изменилось».

Желания создать приют у Вельсвейс никогда не было, ей просто очень хотелось, чтобы каждое животное имело свою семью. Поэтому в мае этого года она и еще несколько ульяновских волонтеров приняли решение создать НКО (некоммерческая организация). В Ульяновске и других регионах России в настоящее время имеются передержки. Люди арендуют клочки земли и собирают корм на собственные средства и деньги неравнодушных людей, но это все, по мнению зоозащитников, утопично.

«НКО мы создали, чтобы получить хоть какую-то поддержку от государства, может быть, гранты на создание вольеров или чего-то подобного, а также получить землю от государства. Мы определили даже клочок земли в поле, скажем так. Сами приехали, договорились с соседями, чтобы провести воду и свет. Нам от государства не надо никаких денег, нам нужно просто выделить территорию на безвозмездной основе, чтобы мы в ближайшее время начали заниматься переездом», - объясняет Татьяна.

До сего времени у группы волонтеров имеется земля 6 соток, за аренду оплата в летние месяцы составляет 25, а зимой – 33 тысяч рублей. На сумму влияет отопление, которое стоит огромных денег, потому что это коммерческая недвижимость. И это без затрат на еду для животных и их ветеринарное обслуживание. Все делается за счет волонтеров, спонсоров, неравнодушных людей.

На арендованной сейчас территории нет электроэнергии, проведенной воды, даже сливной канализации не имеется. Поэтому каждый день волонтерами привозятся опилки, насыпаются и вывозятся на своих машинах. На такой неприспособленной территории в настоящее время проживают порядка 45 собак, другая часть животных, которых курируют волонтеры, раскидана по платным передержкам.

Стоит отметить, что накануне по причине небольшого дождя в нынешнем пункте передержки, к сожалению, случился потоп. Территорию в прямом смысле слова затопило. И это за такую высокую арендную плату!

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

Новая территория пространства «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК» смогла бы вместить 250 животных, там можно было бы в усиленном режиме заняться стерилизацией и кастрацией животных, а главное – работать на их пристрой. Это главная идея и цель интерната для бездомных животных «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК».

«Помощь животным – это командная работа, поэтому мы и объединились с ульяновскими волонтерами. Многие из нас с детства имеют психологические травмы, связанные с убийством питомцев»,- говорит Вельсвейс.

«Все мы выросли на этом. Просто кому-то не присуща эмпатия, а кто-то, как мы и множество других людей, не могут пройти мимо. Одни помогают физически, другие – информационно, третьи – финансово. Любая помощь в этом деле важна. Мы являемся друзьями или родственникаи, мы связаны общей целью – помочь бездомным животным, при этом имея разные профессии, политические взгляды, увлечения».

СПОРНОЕ НАЗВАНИЕ И ЦЕЛЬ ПРОЕКТА

Проект называется «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК». Многие видят в нем что-то нецензурное. Но Таня объясняет:

«Все очень просто, ничего неприличного нет – Пёс, Кот и Я (человек). Когда мы оформляли документы, мне намекали на созвучное неприличное слово. У меня таких ассоциаций не возникало. Поэтому я попросила соединить меня с руководителем, чтобы узнать, какие у него есть личные комплексы и переживания по этому поводу. Я знаю, что выиграю любую литературную экспертизу. Название в итоге утвердили».

Кроме того, имя Шарик дает отсылку к трагичным событиям, которые несколько месяцев назад произошли в семье Татьяны. О них «КП-Ульяновск» рассказывала ранее.

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

«Я очень часто говорила, что глупость и жестокость идут в тандеме. И недавние события тому подтверждение. Если мы почитаем комментарии в интернете, то все поймем. Нужно прививать любовь к кошечкам-собачкам, а потом уже к человеку, не наоборот. Дядя Шарик – это отчасти связано с моей собакой, которая погибла в мае по вине жестокого бестолкового человека. Мы до сих пор не решили этот вопрос, не было суда. Собаку мою звали Шарик».

Также название напоминает любимый мультик Вельсвейс, и многих детей 90-х, «Простоквашино».

Проект «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК» нацелен на воспитание в людях ответственного отношения к животным, в детях в том числе. Волонтеры решили, что чем больше людей, которые преследуют одну цель – помочь бездомным животным, приобщить людей к этому вопросу, тем задача более осуществима.

«У нас в выходные большое посещение людьми разных возрастов. Много детей приходят после школы занимаются с собаками, с кошками, и им это нравится. Это такой способ развить в людях эмпатию, сострадание к ближнему».

Документы и оформление интерната «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК» вышли порядка 20 тысяч рублей. Дизайнер на благотворительной основе разработал презентацию, волонтеры обращались к различным представителям-спонсорам, которые смогут поддержать проект.

«Не могу сказать, что кто-то руками и ногами откликнулся, есть единичные истории – местные организации. У нас были большие задумки по привлечению населения, по социальным проектам. Но мы не можем ничего начать претворять в жизнь, пока нам не дадут землю».

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

«ЗАТЫК» В ЗЕМЛЕ

К открытию пространства «ПЁСдаКОТия ДЯДЯ ШАРИК» на сегодняшний день готово все, кроме земли. Именно с проблемой выдачи разрешения на территорию столкнулись сейчас волонтеры.

«Мы определили ее на карте, у нас готовы документы, у нас готово все, кроме разрешения к переезду.

Недавние события по мобилизации, сезон дачников, которые оставляют огромное количество животных. Мы уже видим, сколько их оказывается на улице, просто неимоверно много. Нам сейчас надо дать просто разрешение на переезд, мы тут же ставим забор и начинаем строительство».

Весь «затык» сейчас в земле. 4 месяца назад волонтеры, по словам Вельсвейс, предупреждали властей, что нужно организовать переезд до начала заморозков, потому что в ином случае – ни о какой стройке, даже установке забора не сможет идти речь.

«А уже дотянули до такого времени», - сетует Таня. «Они сейчас могут прикрываться чем угодно: мобилизацией, до этого – вакцинацией и самоизоляцией. Лишь бы ничего не делать. Сейчас уже настолько критичный момент, что мы готовы просто взять всех собак, которые в том числе сейчас сидят на платных передержках, и распустить перед администрацией города. Потому что с таким хамским отношением дальше заниматься этим делом невозможно».

Самое главное – мэр Дмитрий Вавилин не против предоставления участка, но все упирается в его заместителей, помощников, исполнителей. В чем бюрократическая сложность, зоозащитники не понимают.

«4,5 месяца мы ведем борьбу с руководством города, я сама лично пытаюсь связаться с главой, но все тщетно. Все переговоры мы ведем через одного человека, который выходит на контакт с мэром и просит от нашего имени землю. Для меня это, вообще дикость, что бездомные животные – это проблема, которую должны решать власти гуманным путем. Но они этим не занимаются. А тут есть люди, инициативная группа, которая готова прикладывать время, силы, деньги, чтобы решить проблему государства. Но они не могут не то, что помочь, они вставляют палки в это дело», - говорит Вельсвейс.

БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ СЛОЖНОСТИ И ПИК ОТЧАЯНИЯ ВОЛОНТЕРОВ

Территория определена, Вавилин дал указ своим заместителям отдать землю в безвозмездное пользование волонтерам. Однако неожиданно для всех нарисовалась бюрократическая проблема - на безвозмездной основе дать территорию не могут.

«Либо будут торги, либо нужно «пройти семь кругов ада», встретившись с госпожой Пелевиной (главный ветврач Ульяновской области), которая не то, что не беспокоится о бездомных животных, она их, мягко говоря, недолюбливает. Некоторые подрядчики, которые занимаются отловом бездомных собак, живыми выпускают далеко не всех питомцев, часть из них погибает по разным причинам, которые они "рисуют" в заключениях, или убиваются на месте.

Пелевина должна якобы внести наш проект в государственную программу. Настолько все сложно, хотя мы просто просим землю в безвозмездную аренду для того, чтобы помочь как можно большему числу бездомных животных в максимально короткие сроки, зимой они погибают не только от голода, обезвоживания, живодёров и транспорта, но и от холода.

Нам с ней делить нечего, как и с другими чиновниками – мы хотим помочь животным, которые в этом нуждаются. Понятно, что это всё полумеры. Должны ещё быть РАБОТАЮЩИЕ законы с ответственностью уголовной за жестокое обращение и материальной/административной за самовыгул, разведение и т.д.», - утверждает Татьяна.

По словам девушки, как-то власти города озвучили свои задумки о создании государственной передержки на 70 собак, но на это им надо 30 миллионов рублей.

«Когда это услышали волонтеры-зоозащитники не только из Ульяновска, но и других регионов, они были максимально удивлены. 30 миллионов для чего? Чтобы рассовать деньги по карманам чиновников? Но это не для передержки бездомных животных. Мы знаем, сколько это стоит. Нам не нужны 30 миллионов, но мы готовы сделать проект, который будет выполнять по охвату бОльшую задумку».

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

Сейчас у волонтеров наступает пик отчаяния, ведь если они не переезжают сейчас, то это все откладывается на неопределенное время. Переехать волонтерам необходимо до начала заморозков, иначе опять будут толпы бездомных животных бесконтрольно бегающих по Ульяновску, которых нет нормальной возможности простерилизовать, пристроить.

«У нас есть договоры, отслеживание, которое может обезопасить животное от непопадания в нехорошие руки. Если что-то идет не так, забираем животное даже из других регионов. Мы за ответственное отношение ко всему живому.

У нас на пределе возможности и желание бодаться с властями. Я предлагаю сейчас господину Вавилину и всем его замам хотя бы немного приблизиться к цивилизации, и дать людям заниматься тем, чем должны заниматься власти и государство. Раз вы не можете сами это сделать сами, дайте эту возможность нам».

Предоставлено "Комсомолке"

Предоставлено "Комсомолке"

ОБРАЩЕНИЕ ТАТЬЯНЫ ВЕЛЬСВЕЙС

«Сегодня День защиты животных и я в очередной раз хочу призвать людей более ответственно относиться к тому моменту, когда вы решили завести кошку или собаку. Думать нужно головой, а не другим местом. Так будет целесообразнее. Возможно, не всем понравится то, что я говорю грубо, но это только потому, что у меня огромный опыт, и я знаю ситуацию с бездомными животными в России.

Некоторым людям хочется посоветовать снять розовые очки. Если вы идете на улице и видите, что какому-то животному нужна помощь, не нужно тешить себя надеждами, что ему помогут. Это можете сделать вы. Есть зоозащитные организации, группы помощи, которые устраивают сборы от вашего лица. Если вы напишете там пост, приложите фото и видео, приложите чеки, вас никто не осудит. В помощь и соцсети, которые есть сейчас у каждого. Если нашли животное, но нет возможности помочь ему материально, откройте сбор. Ваши друзья, родственники, кто-то поддержит. Добрых людей очень много. И им нужно объединяться. Поодиночке творить что-то хорошее очень сложно. Повторю любимую фразу, которая отражает суть того, как должно быть. Не в каждой семье должен быть питомец, нет такой обязанности, но у каждого питомца должна быть семья и свой хозяин. К этому нужно стремиться».