Boom metrics
Общество11 июля 2024 4:30

«Засланные казачки» работали в онлайн-режиме под диктовку»: по делу ульяновского депутата Гулькина допросили владельцев «Мяты», «Дуть» и «Хабл-Бабл»

По делу Гулькина допросили владельцев ульяновских кальянных
Показания бизнесменов по делу Гулькина были весьма противоречивыми

Показания бизнесменов по делу Гулькина были весьма противоречивыми

Фото: Мария МИРОНОВА. Перейти в Фотобанк КП

В среду, 10 июля, заседание по громкому делу ульяновского экс-депутата Сергея Гулькина, обвиняемого в «крупном и особо крупном мошенничестве», в Ленинском районном суде растянулось на весь день. Успели допросить девять свидетелей.

Первым стал — известная в городе персона — депутат Заксобрания Сергей Моргачев. Он охарактеризовал подсудимого как дерзкого, но харизматичного человека. А также приоткрыл завесу тайны записи с прослушки, в которой фигурирует его фамилия.

После обеденного перерыва допрашивали владельцев популярных ульяновских кальянных «Дуть», «Мята» и «Хабл-Бабл». Их объединяют проверки, якобы инициированные Гулькиным и «Народным контролем». О деятельности экс-депутата так или иначе они знали — слышали либо подвергались этим самым рейдам. Но показания «кальянщиков», несмотря на это, сильно разнятся.

ПУТАНИЦА В ПОКАЗАНИЯХ

Рамин Алиев, владелец «Мяты», о деятельности Гулькина знает не только из СМИ. В частности, в его заведении проверку проводили как-то Гулькин и Корсаков. Другие активисты «Народного контроля» ему неизвестны.

Стоит отметить, на допросе в суде Алиев практически на все вопросы сторон обвинения и защиты отвечал отрицательно. С «денежным» предложением за прекращение проверок к нему не обращались. О том, платили ли Гулькину за непроведение рейдов другие заведения — ему неизвестно. Деньги он никому не передавал. Сотрудники полиции приходили в «Мяту» и без активистов.

Прокурор ходатайствовала об оглашении допроса Алиева во время следственных мероприятий. И показания, которые он менял и ранее — сильно противоречили сказанному в суде. Одним словом, свидетель заметно путался в показаниях и заметно нервничал.

В ОТВЕТ НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ — РАЗВОРАЧИВАЛСЯ И УХОДИЛ

Следующим допросили владельца кальянной «Дуть» Шамиля Гумерова. Его персона уже упоминалась на предыдущих заседаниях — про Гумерова на допросе говорил Рамиль Садыков.

В среду, 10 июля, в стенах суда владелец «Дуть» рассказал, что лично Гулькина он не знает. О его деятельности знает из СМИ. В его кальянной были проверки, но в них участвовали — лишь полицейские.

Рамиль Садыков Гумерову известен: «Он часто ходит курить кальян и очень любит знакомиться с людьми».

Что касается непроведения проверок его кальянной, то, по словам свидетеля, Садыков несколько раз в 2020 году поднимал в разговоре эту тему.

«Говорил, я могу решить вопрос, чтоб проверок не было. Я разворачивался и уходил после первой фразы. Предложений от Гулькина Садыков не передавал», — рассказал Гумеров.

Он также пояснил, что лично знает Руслана Кутуева — они вместе учились. Еще ему известно, что Садыков и Кутуев когда-то общались. Дружат ли сейчас — неизвестно.

Что касается нарушений в работе заведения в антиковидный период, Шамиль Гумеров признался, что в течение шести месяцев кальянная не работала. А затем — начали работать за закрытыми дверьми, посетителей пускали по спискам.

«Людей кормить надо было, поэтому работали», — объяснил он нарушение закона.

«КАЗАЧКИ ЗАСЫЛАЛИСЬ ГУЛЬКИНЫМ»

Вероятно, самым зрелищным допросом 10 июля стал допрос владельца «Хабл-Бабл» Руслана Мязитова. Эмоционально, громко, с накалом страстей…

Традиционно начали с привычных вопросов — знаком ли с подсудимым, что известно о его деятельности.

«Про такого человека знаю, он являлся депутатом думы. О деятельности известно, в связи с рейдами в наше заведение в период пандемии. На одном из рейдов видел Гулькина», — начал Мязитов.

«Кто проводил рейды?», — вопрос со стороны обвинения.

«Засланные казачки. Несовершеннолетние люди, которые проникали в заведение под видом посетителей и заказывали кальян. После этого открывали дверь другому человеку, который заходил, все фотографировал — у нас заведение работает в закрытом режиме. А потом вызывали полицию».

Мязитов также пояснил, что по их информации, «казачки» засылались Сергеем Гулькиным.

«Кто-то из активистов по фамилии известен?»

«У меня плохая память на фамилии, но сегодня я вспомнил Казакова. Фамилию вспомнил из протокола, который писали сотрудники полиции».

«ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ОНЛАЙН-РЕЖИМЕ И БОЛЬШОЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ БУГАЙ»

Свидетель рассказал, что «засланные казачки» взаимодействовали с Гулькиным в онлайн-режиме — писали под диктовку, что им говорил Гулькин по телефону. А на втором рейде присутствовал якобы и сам подсудимый — стоял на улице вместе с сотрудниками полиции у заведения. Внутрь попасть они не могли, так как кальянная была закрыта.

Мязитов во время допроса упомянул и «кальянное комьюнити». Владельцы заведений якобы сплотились во время пандемии — предупреждали друг друга о проверках.

При этом в «OZ», «Hookahplace» и «Мяте» проверки не проводились. Такое привилегированное их положение свидетель объяснил «общедоступной информацией».

«Говорили, что заведения оплачивали услуги, чтобы к ним не ходили с рейдами».

«Знаком ли вам Корсаков?», — поинтересовалась прокурор.

«Слышал фамилию. Кажется, тоже был активистом рейдов. Если не ошибаюсь, ему на тот момент не было 18 лет, но выглядел он как большой бугай».

Что касается предложения платить деньги за непроведение проверок, Мязитов пояснил, что прямого предложения не поступало.

«Мы сами инициировали выход на Гулькина, чтобы данные проверки прекратились. Была информация о том, что это возможно, но за определенную ежемесячную плату до конца пандемии. Назвали сумму — 50 тысяч рублей в месяц. На что мы со своей стороны дали отказ по этическим соображениям».

На что адвокат подсудимого спросила, к кому они обратились, «инициируя выход». Но свидетель отказался называть личность, сославшись на то, что это «не имеет отношения к делу».

Также отвечая на вопросы стороны защиты, Мязитов отметил, что доказательств его слов нет — «это слова, основанные на том, что происходило на тот момент времени».

Фамилию Кутуева же он в этой схеме якобы слышал, но лично знаком не был.

«Первый раз его фамилию я вспомнил в следственном комитете».

«ПРЕНИЯ»: ПОДСУДИМОГО И СВИДЕТЕЛЯ, ЗАЩИТЫ И ОБВИНЕНИЯ

Диалог подсудимого с Мязитовым рисковал перейти в конфликт, тон повышался с каждым вопросом. Но Гулькин не сдавал позиций, даже несмотря на свое крайне не выигрышное положение.

«Вы не в кальянной у себя находитесь, а в зале суда», — указал он свидетелю, требуя снизить голос.

Последней 10 июля допросили Марию Бережную, администратора «Hookahplace». Разговор был короткий.

«На моей памяти проверка была один раз. Когда я начала работать в сфере кальянной индустрии, мне позвонила девочка-официантка сказала, что у нас в заведении «Народный контроль». Они составили акт, сотрудников полиции в заведении не было».

Больше по сути свидетель особо ничего не пояснила. Лишь то, что нарушение в их заведении было выявлено благодаря «подставному несовершеннолетнему». Особой разницы, кстати, между полицией и «Народным контролем» Мария не видит.

После завершения заседания в зале немного накалилась обстановка из-за «прений сторон обвинения и защиты». Адвокаты были недовольны тем, что прокурор утаивает имена свидетелей, которых планируется допросить на следующем заседании. Гособвинитель, в свою очередь, явно намекнула на «влияние защиты» на одного из свидетелей.

На этом все. Перерыв объявлен до 12 июля.