Премия Рунета-2020
Ульяновск
-9°
Boom metrics
Победа4 мая 2010 22:00

Ульяновский ветеран Сергей Трофимов: «Задача у солдата на войне одна: дали приказ – ты должен его выполнить»

Сергей Петрович, пройдя войну, стал кавалером ордена Славы
Источник:kp.ru

Мой рассказ о солдате, который прошел войну и вернулся с неё полным кавалером орденов Славы – высшей солдатской награды. Звали его Сергей Петрович Трофимов. Мой отец.

Для получения ордена Славы требуется совершить личный подвиг (из статуса ордена). Но самая большая награда на войне, которая выпадает не всем – остаться в живых.

Война

«В 1942 году я закончил 10 классов, и образование у меня по тем временам было даже повыше, чем у многих офицеров – командиров взводов (из воспоминаний Сергея Трофимова). Прошел медкомиссию, и определили меня в пулеметно-минометное училище.

11 июля 1943 года на Курской дуге был мой первый бой и первый бой моей роты – еще необстрелянных 19-летних пацанов. Началось это так. Я стоял дежурным в подлеске. Вдруг слышим нарастающий гул. Фронтовики говорят: «Ну началось…». А мы, мальчишки, войну даже не представляли себе. Как это бывает – поймешь только тогда, когда сам побываешь под обстрелами и пулями.

Нашу роту стали выводить на позицию, и тут начался сильнейший минометный огонь. Ребята смогли проскочить, а я замешкался, отстал. Вспомнил чему учили: вжался в землю и только голову налево, направо поворачиваю – и страшно, и интересно… Вокруг огонь, рвутся мины, осколки в воздухе… Наконец все стихло. Стал я осматривать свою скатку: шинель и котелок пробиты осколками, а меня даже не поцарапало…»

Награда

«Задача у солдата на войне одна: дали приказ – ты должен его выполнить. В первом бою на Курской дуге в районе Кочетовки нам дали приказ остановить наступление противника, удержать плацдарм. Курская дуга – это была мясорубка. Против нас бросили пехоту, танки, самолеты. Вокруг был кромешный ад. В моём минометном расчете в живых осталось двое. Но у нас была удобная позиция, и мы наносили удары по пехоте и огневым точкам противника. И самая моя первая награда была именно за Курскую дугу. На второй день этого первого боя меня наградили медалью «За отвагу». Позицию мы удержали. Через 3 дня наши войска перешли в наступление».

Днепр

«Что запомнилось от войны? Когда бой днем начинается, а ночью продолжается, а потом снова бой, и это на протяжении многих и многих месяцев – все дни и ночи сливаются в одно воспоминание. Танковые атаки, атаки пехоты, стреляешь – словно выполняешь одну тяжелую и опасную работу.

На Днепре я поседел, в 19 лет. Было это так. Мы переправились на правый берег, была задача удержать плацдарм. Но наша пехота не выдержала, немцы подтянули свежие силы, мы стали отступать. А куда отступать? Позади только Днепр, и ни одной лодки. И на войне – тут уж каждый сам за себя. Плыви или сдавайся. А дело было 7 октября, вода уже холодная. Я в воду, другие ребята тоже. Снаряды летят в реку, водяные столбы до самого неба… Тут на моих глазах убило командира взвода и ещё одного солдата: снаряд, водяной столб – и никого нет. В общем, переправились через Днепр только единицы. Я сам плыву из последних сил, чувствую, ещё немного и пойду ко дну от усталости. Спасла перевернутая лодка, ухватившись за которую долго отдыхал, а потом добрался до берега. И попал уже под наш артобстрел. А я так устал, что мне всё равно: попадут - не попадут. Прислонился к дереву и греюсь на солнышке, замерз страшно. Артобстрел закончился. Пошел к артиллеристам. Дали мне самокрутку, развели костер. А тут и остатки наших стали подходить. Из роты только 7 человек осталось. Парню, с которым я вместе учился, перебило обе ноги, но он добрался-таки до берега… А у меня появился клок седых волос».

Смерть

«Смерть на войне по-разному находит человека – не только в бою. Под Киевом сидели мы в окопах – передышка. А тут через позицию идет наш зам. ком. взвода и поёт песню: «До тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага…» А через пять минут говорят, что его убили. Снайпер снял. Вот только шел и пел, а рядом его ждала смерть.

Или помню, как и сам чуть не замерз в окопе – уже на Одере. Холодно, снег падает. Я окоп ветками накрыл – вроде палатки получилось. Залез и чувствую, как хочется спать. Уже почти заснул, но в последний момент собрал волю в кулак и выскочил. Смотрю: наши ребята тоже прыгают вокруг, греются. А если бы я остался в окопе – замерз бы, и никто бы этот окоп не нашел. Пришло бы извещение родным «Пропал без вести».

Был в моей жизни и такой случай. На территории Германии взяли хуторок, выбив оттуда немцев, которые намеревались пообедать. В доме был накрыт стол. Сели мы за этот стол и стали угощаться. А потом многих потянуло на отдых. Во дворе стояла телега с сеном. Я лег в телегу и уснул. Тем временем немцы вновь взяли хутор. А я сплю. Меня или не заметили, или решили, что убит. Когда под вечер проснулся и понял, что рядом немцы, сумел удрать незамеченным.

Последнее ранение в голову получил 5 мая 1945 года под Дрезденом. В повести белорусской писательницы Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» санинструктор Мария Петровна Кухарская рассказывает:

«…мой последний раненый – Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода. В семидесятом году он приезжал ко мне в гости, и дочерям я показала его раненую голову, на которой и сейчас большой шрам. Всего из-под огня я вынесла 481 раненого: целый стрелковый батальон…»

Ордена

«Стать кавалером орденов Славы – это высшая награда для солдата. Ведь чтобы стать Героем Советского Союза, нужно совершить подвиг. А чтобы стать кавалером всех трех орденов Славы, нужно было воевать изо дня в день и самое главное выжить. Судьба должна быть к тебе благосклонна.

Орден 1-й степени (высший из орденов Славы) – самый дорогой для меня. Награжден был им уже в Германии. Мы тогда взяли и удерживали один крохотный немецкий городок, название его навсегда запомнил – Зенфтенберг.

Наверное, я совершил подвиг: подбил и уничтожил, удержал и отстоял… Но этот подвиг совершали все мы, солдаты, каждый день – выполняя свой долг перед Родиной и защищая свою страну».

Сыновья

«У меня было три брата и сестра. Старший, Николай, с войны не вернулся. И когда я демобилизовался, на семейном совете решили: всем назвать своих сыновей Николаями. Так в семьях у сестры Александры, братьев Михаила и Алексея, у меня появились Николаи. Четыре Николая – живая память о брате, напоминание о войне и о том, что жизнь продолжается. В семьях еще есть братья и сестры, но Николаи особенно дружны между собой. А историю своего имени каждый их них знает и рассказывает своим детям».

Трофимов С.П. умер 28 августа 2000 года.

Похоронен на Ишеевском кладбище Ульяновска, на аллее Славы.