Boom metrics
Общество27 июня 2024 13:15

«Вы меня не оскорбляйте! Я не примитивный человек»: свидетель по делу Гулькина рассказала, почему деятельность активистов была незаконной

По делу Гулькина допросили старшего участкового Валентину Лямину
В Ленинском районном суде продолжается рассмотрение дела Гулькина

В Ленинском районном суде продолжается рассмотрение дела Гулькина

Фото: Мария МИРОНОВА. Перейти в Фотобанк КП

В четверг, 27 июня, в Ленинском районном суде продолжили рассматривать дело депутата Сергея Гулькина. Его обвиняют в мошенничестве, народный избранник якобы требовал денежное вознаграждение с владельцев заведений общепита и кальянных за непроведение проверок. По версии следствия, таким образом он получил без 10 тысяч 2 миллиона рублей.

На предыдущих заседаниях допросили потерпевших бизнесменов, которых якобы кошмарил Гулькин. А также ключевого свидетеля Руслана Кутуева, прежде идущего в деле посредником Сергея. Затем — приступили к допросу свидетелей.

В четверг, 27 июня, продолжили допрашивать очередных свидетелей. Но до начала процесса Гулькин привычно перекинулся парой шуточек с журналистами. Снова намекал на какого-то человека, которого «надо было сдать, чтоб не сесть». Однако фамилию и даже инициалы этого человека называть отказался.

«Весь город знает, а вы не знаете», — сказал он с улыбкой.

Сегодня свои показания по делу огласила Валентина Лямина, которая во времена проверок, инициированных подсудимым занимала должность старшего участкового полиции по Ленинскому району Ульяновска.

«Мы проводили рейдовые мероприятия, проверяли заведения, магазины, людей на соблюдение антиковидных ограничений. Рейды проходили практически каждую неделю. В них принимали участие абсолютно все, не только участковые. Рейды назывались «Ночной город»,— пояснила Лямина.

На вопрос прокурора — откуда она узнала о деятельности Гулькина — свидетель ответила:

«Поступали заявления на основании сообщений, что в том или ином заведения продают кальян. Активисты представлялись «Народным контролем». Молодые люди говорили, что Гулькин является куратором этого направления. Они подчиняются ему. Когда выявлялось нарушение, они уходили и звонили ему».

Лямина также вспомнила фамилию одного из активистов — Александра Корсакова, который в своих заявлениях просил направить уведомление о принятом решении на электронную почту Гулькина.

Ряд вопросов от гособвинителя был посвящен обстоятельствам, регулярности и временном промежутке проверок. А затем прокурор спросила:

«Известно ли вам, имеются ли какие-то взаимоотношения у Гулькина с Сибиряковой, Хисамовым, Красновым, Кузоваткиным (начальство полиции по Ленинскому району – прим. ред)?»

«Неизвестно».

Затем к свидетелю были традиционные вопросы от адвокатов Гулькина.

«Деятельность активистов была законной или незаконной?»

«Мое мнение, что незаконно. Они представлялись организацией, которой нет. Они были несовершеннолетние. Они провоцировали заведения. Это провокация»

«Активисты выявляли нарушения и сообщали правоохранительным органам. Они помогали этим вам?»

«Нет, я так считаю. Сотрудники полиции могут сами выявлять нарушения»

Коллегу поддержала вторая защитница:

«Сколько фактов нарушений в питейных заведениях вы выявили самостоятельно? Когда не звонит Корсаков и активисты».

Лямина затруднилась ответить. В целом — ее допрос со стороны адвокатов Гулькина выглядел, как попытка подловить ее на слове. Сама свидетель тоже немного путалась в показаниях. Число выездов по заявлениям активистов так и не назвала.

Когда сам Сергей Гулькин попытался задать Ляминой вопросы о нарушениях, она якобы долго не понимала его сути. В итоге диалог перешел на повышенные тона:

«Не знаю, на каком примитивном языке вам объяснить»

«Вы меня не оскорбляйте, я не примитивный человек!»

Следующим свидетелем допрошенным сегодня стал второй администратор OZ Александр Долгов. К нему были аналогичные вопросы, что и ко вчерашнему свидетелю — его коллеге.

Долгов, также как и Лямина, вспомнил фамилию активиста Корсакова. Якобы несколько лет назад у него администратор спросил паспорт, однако документа у Корсакова не оказалось. Поэтому он получил отказ в обслуживании.

«Потом зашли полицейские якобы по анонимной жалобе, что у нас несовершеннолетние курят кальян. Хотя у нас распивали алкогольные напитки, которые приносили с собой».

Долгов также пояснил, что сеть их заведений работала и в ковидные времена (начиная с августа 2020). Потому как «за аренду помещений и зарплаты сотрудникам нечем было платить», работали они вопреки запрету.

Что касается проверок кальянной, на которых присутствовал Сергей Гулькин, свидетель рассказал:

«Ходил, показывал все, заходил за бар, в помещение для персонала. Жестикуляции полицейским — это записать, то записать».

В целом этой фразой он опять же подтвердил слова своего коллеги, допрошенного накануне.

Был со стороны стороны защиты вопрос об осведомленности свидетеля делами своей начальницы:

«Вам Апарина сообщала о денежных средствах, которые она передавала, чтоб проверки не проводились? При каких обстоятельствах?»

«Мы сидели разговаривали на рабочие темы и прозвучала фраза — я оплачиваю 60 тысяч Гулькину, чтоб не проводились проверки. С ее слов, она прекращала платить после снятия ограничений, и после этого проверки возобновились», — ответил Долгов.

Сегодняшнее заседание, надо сказать, стало весьма эмоциональным. Адвокаты плавно переходят в контрнаступление, но свидетели пока — держат оборону. На сегодня все, следующее заседание по делу Гулькина назначили на 8 июля.